Меню Рубрики

Если майдан был народными средствами

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск).

Сторонники майдана постоянно утверждают, что майдан был народной акцией, на площадь выходил народ, народ был против Януковича, народ хотел независимости, перемен и далее по списку. Но это не совсем так. Точнее совсем не так.

И дело даже не в биотуалетах, которые никакой народ никогда не поставил бы, а зас..л бы все окрестности так, что сам разошелся бы уже через неделю.

Биотуалеты поставили и регулярно вывозили муниципальные службы, то есть городские власти. Ключевое слово «власть». Но дело не в них.

И дело не в пирожках, которые никакие бабушки не смогли бы напечь на стотысячную толпу, да еще и каждый день на протяжении двух месяцев.

Дело даже не в профессиональной сцене, которую народ тоже не поставил бы сам, а использовал бы вместо нее какой-нибудь грузовик или прицеп фуры со снятым тентом.

При желании можно перечислить еще массу деталей, которые говорят об организации майдана «сверху». Но это именно детали.

Главное — то, что народ не получил от победы майдана ничего.

Ничего хорошего народ от победы майдана не получил.

Все, что получил народ — это рост тарифов, падение курса гривны, рост безработицы, ухудшение ситуации с отоплением, веерные отключения электричества в ряде областей и война на юго-востоке, которая коснулась не только жителей Донбасса, но и всех, чьих родственников отправляли в зону АТО, причем некоторые оттуда так и не вернулись, а иные вернулись инвалидами. Вряд ли это то, за чем народ выходил бы на майдан.

И не надо говорить, что замена олигарха Януковича на другого олигарха Порошенко, который так и не расстался со своим шоколадным бизнесом — это настолько важное изменение в стране, которое оправдывает все тяготы постмайданного периода.

И про выбор европейского пути, который оправдывает все перечисленное, тоже не надо говорить, потому что Украину так и не приняли ни в Европу, ни в НАТО, более того — открытым текстам объявили, что в обозримой перспективе не примут. И безвизового въезда в ЕС тоже не дали, наоборот — визовый контроль для граждан Украины со стороны ЕС стал более жестким.

А подписанная евроассоциация — это не самоцель, она имеет смысл только если обеспечивает рост экономики, вот только никакого роста экономики не наблюдается.

Все, что народ получил конкретного и ощутимого — это рост тарифов, перебои с электричеством и теплоснабжением, гибель и увечия родственников, принимавших участие в АТО, потеря Крыма, безработица, снижение уровня жизни.

А слова про европейский путь, свободный выбор, новую власть, независимость от России — это абстракции, которыми кормят народ особо упорные патриоты и… новая власть.

Что характерно, о европейском пути, свободе, независимости от России и прочих абстрактных достижениях майдана больше всего любят говорить украинцы, которые живут за пределами Украины. И это естественно, ведь их не коснулась ни война, ни рост тарифов, ни падение гривны. Им легко говорить о свободном выборе и абстрактных ништяках, сидя в Канаде, Европе и США. Чужими руками всегда легко жар загребать.

Весь позитив, который получил от майдана простой народ, проживающий на территории Украины, носит исключительно абстрактный характер — приятное ощущение свободного выбора и европейского пути. А в том, что народ получил «лично в руки», сплошной негатив.

Так можно ли говорить, что народ выиграл от майдана? Можно ли говорить, что жизнь народа улучшилась?

Жизнь простого народа после победы майдана ухудшилась.

Улучшилась после победы майдана только жизнь элиты, власти, Порошенко, мэра Кличко и других, кто получил более высокие должности и места в Верховной Раде. И еще улучшилась жизнь таких, как комбат Семенченко, который гнал солдат на бойню. И жизнь командиров, торговавших оружием и экипировкой. Улучшилась жизнь тех, кто погрел руки на войне, на чужой беде, на чужом горе, на чужих жизнях.

Так кто победил на майдане — народ или новая власть?

Может ли быть так, что акция народная, заканчивается победой, а народ по итогам получает сплошные проблемы и не может ничего изменить? Если бы майдан был по-настоящему народным, то наверное народ давно уже вышел бы на третий майдан и прогнал Порошенко вслед за Януковичем. Как вариант, в противоположном направлении — в сторону Европы. Но ничего, даже отдаленно напоминающего третий майдан, не собирается. Никаких палаток больше нет. Пытались пару раз поставить, но далеко дело не зашло. Никаких биотуалетов, никакой сцены с артистами, никакого чая.

Если майдан был народным, значит он проиграл, потому что народ по итогам майдана получил только ухудшение своего положения.

А если утверждается, что майдан победил, значит он не был народным, потому что улучшение своего положения добилась элита, новая власть, кучка военных, для которых «война что мать родна» и горе-патриоты, предпочитающие любить Украину издалека.

И народ не может исправить ситуацию, не может обернуть итоги майдана в свою пользу, не может еще раз сменить власть, которая не выполнила своих обещаний, не может собраться еще раз на площади с палатками, биотуалетами и сценой.

Поэтому дело не в том, кто выносил биотуалеты и монтировал сцену.

Дело в том, что народ по итогам майдана получил сплошные неприятности и не может ничего с этим поделать, не может обернуть ситуацию в свою пользу.

Поэтому одно из двух-либо майдан не был народным, либо майдан просто проиграл. Потому что по его итогам проигравшим оказался народ.

источник

Текст я более менять не буду.
Можно копипастить.

В 2010 году Янукович, только что избравшись президентом, незаконно через Конституционный суд вернул действие прежней конституции, предполагающей большие полномочия президента.

В 2011″Харьковские соглашения»: продлил пребывание российского флота в Украине до 2042 в обмен на якобы скидку на газ — «дырку от бублика».

Последние два-три года он готовил евроинтеграцию и громко на этом пиарился. Саммит в Вильнюсе, на котором могло быть подписано соглашение об ассоциации с ЕС, был запланирован на 28-29 ноября. Единственное условие ЕС, которое Янукович категорически отказывался выполнять — освобождение Тимошенко. Кроме того, он хотел от ЕС побольше кредитов.

В парламенте было три оппозиционных фракции: Батькивщина, УДАР и Свобода. Их главы, соответственно Яценюк (новый человек в партии), Кличко и Тягнибок, с начала майдана всегда ходили и выступали вместе. Поэтому их называют «троица» или «горыныч».

В Киеве и еще некоторых нелояльных городах Янукович дал команду не проводить очередные выборы мэра и киевсовета, правили наместники. Летом был бунт во Врадиевке, Николаевская область: менты изнасиловали и чуть не убили девушку, следствие их выпустило. Горожане штурмовали отделение милиции и вынудили власть наказать виновных.

9 ноября. Янукович тайно посетил Россию.

21 ноября. Янукович и правительство Азарова обьявили о сворачивании подготовки к ассоциации с ЕС. Журналист Мустафа Найем призвал сторонников евроинтеграции собираться на Майдане на круглосуточную акцию протеста.

24 ноября. По инициативе парламентской оппозции собран многочисленный митинг сторонников Евроинтеграции на Европейской площади. Последующие несколько дней было два «майдана» (круглосуточных митинга с палатками): на Европейской площади — под руководством парламентской оппозиции, более многочисленный, со сценой; на Майдане под стелой — общественных организаций. Главной там была певица Руслана Лыжичко. Оба майдана дружили и помогали друг другу.

25 ноября. На Европейской площади обнаружили машину СБУ с подслушивающей аппаратурой. Толпа под руководством политиков окружила машину. Сбушники вынуждены были отдать или показать аппаратуру или документацию, но сами себе выторговали безопасный отьезд.

28 ноября. Воссоединение майданов. Теперь получился единый майдан под стелой. Его единственным требованием было подписание Януковичем ассоциации. К тому времени часть площадки была ограждена для сооружения елки и охранялась милицией.

В этот день образовался Автомайдан — движение автомобилистов, совершавших массовые поездки к имениям властьимущих. Это вызывало бешенство последних, репрессии и незаконное лишение водительских прав.
Начиная примерно с этого времени, власти стали организовывать так называемые антиМайданы — провластные митинги. Сторонников власти, готовых искренне митинговать, очень мало, поэтому на это дело либо принудительно сгоняли бюджетников, либо наемных людей (и очень часто кидали; тогда уже обманутые митинговали перед хозяевами, требуя заплатить обещаное). Некоторые участники антиМайдана в Мариинском парке приходили на Евромайдан, чтобы поесть и согреться, поскольку быт в парке был не так хорошо налажен.
Антимайданы обычно длились сутки или двое.

Также, власть стала активно применять так называемых «титушек»: хулиганов, нанятых для избиений митинующих. Иногда они также били прессу и простых горожан. Интересно, что Вадим Титушко, по фамилии которого названы все такие деятели, переосмыслил свою жизнь и стал активным сторонником Майдана.

29 ноября. Вечером Янукович, так же как и троица, вернулись с саммита ни с чем. Руслана со сцены сказала «Революция». Космонавты начали окружать площадь, но потом ушли. Видимо, их задачей было обеспечить спокойный доезд Левочкина (главы Администрации Президента) до места работы. При этом менты толкали каких-то журналистов с их машиной.

Ночь с 29 на 30 ноября. В 4 утра «космонавты», они же беркут, а также обычная милиция, окружила майдан. Там было 200 человек, главным образом студентов, и ни одного депутата или знаменитости. Разгон был якобы во исполнение решения суда, хотя ночью исполнять судебные решения не полагается. Беркут принялся жестоко избивать майдановцев (грубо превышая правила применения спецсредств). При этом, обычная милиция по возможности помогала убежать.

Майдановцы разбегались, прятались, их догоняли, жестоко избивали, в том числе лежачих, сапогами и дубинками. Большинство добежали и укрылись в Михайловском соборе, с согласия монахов. Беркут пытался туда проникнуть, но не пустили.

Надо сказать, столь жестокое избиение мирных митингующих являлось беспрецедентным для Украины. Такого не было даже при развале СССР.

30 ноября. С самого утра на Михайловской площади (перед собором) начали собираться возмущенные граждане. Днем уже было море народу. К полудню Беркут оттуда ушел.

Некоторые приверженцы Януковича были возмущены кровопролитием. Трое депутатов, в том числе Богословская, вышли из Партии Регионов. Глава АП Левочкин попросился в отставку. Янукович его в отставку не пустил, но фактически перестал с ним советоваться, его главным советником стал глава РНБО Клюев (считался «ястребом» в команде Януковича).

1 декабря. Началось вече, заранее заявленное парламентской оппозицией. К тому времени имелось постановление суда, запрещавшее митинги на Майдане. Майдан был оцеплен ментами. Люди собрались в Парке Шевченка и оттуда шли на Майдан. Людей было, наверное, больше миллиона. Все улицы по пути следования были затоплены плотной толпой. Попутно Спильна Справа заняла мэрию, немногие охранявшие ее менты ушли, не сопротивляясь. Менты, охранявшие майдан, убежали, испуганно крича «мы не Беркут».

Основной темой митинга стало избиение студентов. Было решено свергнуть власть Януковича, но только мирным законным протестом. Начали сооружать сцену и лагерь. Дом профсоюзов был занят руководством майдана. При этом, федерация профсоюзов сама дала на это согласие, подписала аренду, а глава федерации профсоюзов был против.

1 декабря, вечер. Побоище на Банковой. Улицу Банковую, ведущую к АП, охраняло очень много Беркута. А в первые ряды они поставили срочников из внутренних войск, причем без щитов. Несколько ребят в масках начали избивать ВВшников цепью и кидать камни. Пригнали бульдозер (почему-то нашедшийся неподалеку) и им пытались наехать на ВВников. Командовал провокацией усатый мужчина в штатском, как говорят, Кусюк, замначальника Беркута. К сожалению информация все-таки еще не отстоявшаяся. Поэтому пока в сети есть опровержение по поводу участия этого чела. Для того и общаемся.

Известный провокатор Корчинский призывал митингующих присоединяться к атаке. Порошенко залез на бульдозер и призывал отказаться от силовых действий, но его стащили.

Потом выступил Беркут и принялся жестоко избивать людей, но не тех, которые устроили атаку, а обычных митингующих, в том числе тех, кто пришел посмотреть. Особенно охотно избивали прессу. Люди в ужасе убегали. Упавших добивали, потом арестовали 9 из них и шили массовые беспорядки. Все арестованные вроде бы оказались случайными зрителями. На Майдане оппозиция обьяснила, что нам не нужно забрать кабинет, в котором работает Янукович, а нужно забрать его полномочия. Сцена еще не была готова, руководство митингом совершалось с крыши микроавтобуса, принадлежащего Батькивщине.

8 декабря. Снова массовое вече. Митингующие под руководством «Свободы» разрушили памятник Ленину, который сохранился на Бессарабке, вначале бульвара Шевченко. Мне немного жаль — этот памятник, в отличии от других, был эстетичен. Говорят, официальное решение о демонтаже памятника было принято двумя годами ранее, но не исполнялось.

Оппозиция обьявила о расширении майдана на весь правительственный квартал. Вокруг правительственных зданий созданы базы майдановцев.

10 декабря. Милиция и «титушки» разогнали немногочисленных майдановцев вокруг правительственных зданий. В Киеве присутсвовали высокие гости с Запада, Янукович их заверил, что силового разгона Майдана не будет.

Ночь с 10 на 11 декабря. Многие деятели заявили, что на час ночи запланирован разгон майдана, и призывали побольше людей прийти на ночное дежурство. Но пришло едва ли больше, чем обычно. Информация подтвердилась: в час ночи (когда уже не ходит метро) по институтской на Майдан поперла толпа Беркута и ВВшников (используемых как пушечное мясо). Тогда борьба шла методом толкания, без ударов (хотя когда беркутам удавалось выхватить майдановца из толпы — его кидали в автозак и избивали). Майдановцы давали отпор, но не очень успешно. Киевляне, узнав о происходящем, стали собираться на Майдан — пешком, на машинах и на такси. Ближе к утру было обьявлено, что такси на майдан возит бесплатно.

В 6 утра, как положено, открылось метро, баланс резко сместился в пользу майдановцев и атака была отражена.

24 декабря. Похищена и жестоко избита известная журналистка Татьяна Черновол, изучавшая коррупционные схемы Януковича.

31 декабря. Массовое празднование Нового года на Майдане.

11 января. Прошел суд над так называемыми васильковскими террористами: активистами, которым несколькими месяцами ранее пришили попытку уничтожить памятник Ленину где-то в пригороде. Суд поражал несправедливостью, под судом митинговали люди, и Беркут их жестоко избил. Когда Беркут уезжал с места злодейства, его автобус на проспекте Победы заблокировали активисты своими машинами. Руководил Юрий Луценко. Его самого беркуты побили до сотрясения мозга, но сами были вынуждены открыть лица и показать документы — только на таких условиях их отпустили и позволили укрыться в Святошинском РОВД, рядом с которым это происходило. Некоторые беркуты тогда обмочились от страха.

16 января. Рада приняла «законы о диктатуре», криминализирующие почти любое протестное поведение. Оппозиция тогда заблокировала трибуну, партия власти голосовала поднятием рук. Реально за законы поднимали руки около 70 депутатов (оценка Леси Оробец), но секретариат Рады записал, будто голосовала правящая коалиция в полном составе. Оппозиция созвала экстренное вече, на котором ничего не решили.

18 января. Спильна Справа провела общественное собрание, на котором обьявила план. Провозгласить революционное правительство, при нем народный ЦИК, и силами граждан начать подготовку к проведению выборов. Впоследствии их инициатива заглохла.

19 января. После планового вече, активисты автомайдана обьявили мирное шествие к Раде по улице Грушевского. Но улицу блокировали менты, поставив поперек автобусы. Толпа скандировала «пропустите», пробовали опрокинуть автобус, потом стали летать петарды. Ближе к вечеру дело переросло в побоище с коктейлями Молотова с одной стороны и токсичным газом с другой. Со стороны митингующих стояла большая толпа, морально поддерживающая бойцов. Побоище продолжалось несколько дней. Менты нарочно стреляли во врачей и разносили медпункты. Они и раньше любили похищать из больниц тяжелораненых, активистам приходилось охранять больницы.

Игорь Луценко привез в больницу тяжело раненого Вербицкого, обоих похитили странные люди, увезли, избили и порознь бросили в лесу. Игорь Луценко вышел, а Вербицкого позже нашли мертвым. Примерно в это же время похищен глава Автомайдана Булатов, несколько дней пытали, покалечили, он еле выбрался живым.
Начиная с этого времени, во многих областных центрах толпа штурмовала обладминистрации. В большинстве западных и центральных областях обладминистрации заняли, кое-где заставили губернаторов подать в отставку. В Днепропетровске и Запорожье попытки штурма тоже были, но не удались.

Читайте также:  Уменьшенная щитовидка народные средства

22 января. В ходе побоища на Грушевского ментами застрелены (боевыми пулями) три активиста: Нигоян, Жизневский и Сеник застрелены ментами, боевыми пулями; еще кто-то упал с колонады стадиона и на земле был добит. Тут уже и политики поняли необходимость боевых действий. Например, Яценюк сказал, что дает власти сутки на отмену законов, а потом готов пойти в бой. Дескать, если пуля в лоб — то пуля в лоб. Реально, его до ни после не видели на баррикадах. Рада приняла «закон о заложниках»: если к 17 февраля будут освобождены здания, то отменят большую часть «законов о диктатуре» и выпустят арестованных активистов. Соответственно было обьявлено прекращение огня. Хотя аресты активистов по всей стране не прекращались. Наоборот: старались арестовать побольше людей, в том числе в Днепропетровске хватали кого попало.

Тем временем, власть привезла в Киев много «титушек», которые били людей и разбивали витрины. Видимо, рассчет был, что население испугается и станет готово к введению чрезвычайного положения. Горожане, которые не решились идти на Майдан, создавали в своих районах группы самообороны.

15 февраля. Вся Самооборона Майдана прошлась парадом вокруг правительственного квартала. 16 февраля. Оппозиция покинула захваченное здание мэрии, как жест доброй воли. Также, сделала проход на улице Грушевского, чтобы могла проехать одна машина. Тем самым выполнла условие ранее принятого «закона о заложниках» (ранее принятого властью в одностороннем порядке): теперь власть должна была освободить всех задержанных активтистов.

17 февраля. Истек срок, определенный в «законе о заложника». Генпрокурор заявил, что условия закона выполнены, и арестованные будут освобождены в течении месяца. Майдан возмутился: ведь власть всегда обманывала.

18 февраля. Оппозиция обьявила, что попытается в Раде вернуть старую конституцию (уменьшающую полномочия президента). Вроде бы, некоторые из ПР могли бы за такую проголосовать, хотя и боялись Януковича. Было заявлено мирное шествие к Раде, хотя и слабо распиарено. Со стороны Крепостного переулка майдановцам удалось отодвинуть машины, блокировавшие улицу.

Не знаю уж, с какой провокации началось, но беркуты жестоко и решительно стали наступать. Цепь майдановцев, тянущуюся от Майдана по Институтской до места драки, разрезали. При этом большинство Самообороны оказалась окружена в районе Крепостного переулка, позже вытеснена к метро Арсенальной и площади Славы. В Доме Офицеров оборудовали медпункт. Вскоре трое умерли, еще семеро были при смерти, но менты не пропускали туда скорую помощь. Со временем, многих окруженных жестоко убили.

Другую часть людей погнали в сторону майдана. Поскольку Самооборона была окружена в другом очаге, удерживать Майдан пришлось главным образом неподготовленным манифестантам. Баррикады были взяты, снайперы постреливали в майдановцев, несколько десятков тогда убили. К ночи ментам удалось прорваться на Майдан. Они захватили стелу и пятачок перед ней.

Дом профсоюзов, в котором был штаб Майдана и в том числе полевой лазарет, сожгли. Многие погибли в пожаре. Метро отключили по всему Киеву, и обратно включили только 20-го вечером (а центральные станции оставались закрыты еще сутки). Майдановцы сожгли силовикам БТР и водомет. Майдан еле выстоял. Ближе к утру приехала подмога из Львова и Тернополя.

19 февраля. Майдан держал оборону. Из Западной Украины остановили все поезда — якобы подмыло рельсы. СБУ обьявила контртеррористическую операцию по всей стране.
По Украине на дорогах стали появляться общественные блок-посты, препятствующие движению на Киев ментов и «титушек».

20 февраля. Майдан уже восстановил силы за счет киевлян и приезжих. Менты пытались сжечь консерваторию, в которой майдановцы вместо дома профсоюзов оборудовали штаб и медпункт. Не получилось, Майдан перешел в контрнаступление. В ходе оного несколько десятков майдановцев были убиты снайперами, но все утраченные позиции были отбиты. Силовики отступили на свои позиции возле Рады. Сила была явно на стороне Майдана.

С Юга ехал поезд с военными, аэромобильная брагада с полным вооружением. Жители Днепропетровска остановили поезд и отцепили локомотив. Троица заключила с Януковичем договор, что президентские выборы должны состояться в декабре, то есть на три месяца раньше положеного. Майдан освистал оппозицию за это решение, Кличко вынужден был извиниться.

Один из сотников Майдана поставил ультиматум: если к утру оппозиция не обьявит, что требует немедленной отставки Януковича — майдан пойдет в вооруженное наступление. Идею поддержали комендант майдана Парубий и Правый Сектор.

Общественные блок-посты стали препятствовать бегству властьимущих, беркутов и «титушек».

21 февраля. Депутаты начали выходить из Партии Регионов и к полудню оппозиция получила новое большинство. Рада приняла постановление о возвращение силовиков в казармы. Силовики спешно уехали из правительственного квартала. Янукович спешно собрал манатки и сбежал. По видимому, вещи он отправил в ОАЭ, а сам полетел в Харьков.

С этого дня во многих городах жители стали массово валить памятники Ленину, даже на Востоке.
22 февраля. Утром Рада проголосовала за отставку Януковича (более 300 депутатов), так как он не подписывал принятые Радой законы и ничего не сообщал о своем местонахождении.

В Харькове Добкин и Кернес собрали сьезд депутатов всех уровней Юго-Восточной Украины под советской символикой. На сьезде было представлено лишь несколько регионов. Сьезд обьявил, что в Киеве путч, Рада принимает решения под давлением боевиков, потому сьезд берет на себя управление своей территорией вплоть до восстановления конституционного строя. Пока шел сьезд, харьковчане собрали многочисленный майдан. Рада назначила и.о. министром внутренних дел Авакова (из Батькивщины, ранее выиграл выборы мэра Харькова, но был выдавлен карательными органами). Руководство МВД присягнуло новой власти. Как только сьезд закрылся, Добкин и Кернес, даже не выступив перед своими сторонниками, спешно уехали. Как оказалось — в Россию.

В Киеве обьявили субботник. Проводили уборку, прежде всего — в Мариинском парке, где изрядно насвинячили менты и титушки. Освобождена из тюрьмы Тимошенко, она выступила на майдане, но Майдан посоветовал ей идти на пенсию.

23 февраля. Траурный митинг на Майдане, на котором чествовали погибших. Их назвали Небесной Сотней.

источник

Майдан без камуфляжа

Автор – Александр Евдокимов

Давно собирался начать заняться разоблачением мифов о Майдане, но события на Украине всё никак не заканчиваются, так что подводить их итоги, увы, пока всё ещё рановато. Но некоторые легенды стоит рассмотреть уже сейчас. Либералам неприятно признаваться, что на Украине они поддерживают фактически неонацистов. Поэтому они придумали и продолжают придумывать кучу мифов и сказок, которые позволили бы скрыть откровенно коричневый цвет произошедшего в Киеве путча.

В принципе, Майдан – сам по себе миф, созданный в идеологических лабораториях некоторых государств, традиционно не отличающихся дружелюбием по отношению к России. Но внутри этого супермифа – куча разнообразных сказок разной степени надуманности. Все эти истории – не более чем легенды, но есть среди них прямо-таки легендарные легенды, так сказать, легендарнее других. Вот о них мы и поговорим в этой статье. О тех, что выглядят наиболее циничными, используют двойные, а то и тройные стандарты. С одного из таких самых мифологичных мифов о «ньюбандеровщине» и начнём.

Итак, либеральный миф № 1: Майдан – это народное движение

Народ на Майдане использовали втёмную, и далеко не весь народ, а преимущественно проживающий в западных областях Украины и частично в Киеве. Численность этих митингов постоянно завышалась, а численность «антимайданов», которые начали проводить граждане на Юго-Востоке Украины после захвата власти необандеровцами, теперь, наоборот, занижается. До переворота либеральная пропаганда обзывала антифашистов «титушками», теперь приклеила новые ярлыки – «предателей» и «сепаратистов».

Если всё делалось в интересах народа, то первое, что должна была сделать бандеровская хунта, так это объявить, наконец референдум о пути развития страны, как предлагала Компартия Украины. Конечно, демократичность и прозрачность такого голосования были бы сомнительными, но нынешние так называемые власти решили не соблюдать даже декор демократичности: они, похоже, вообще не собираются спрашивать мнение народа, ради которого вроде как всё и было затеяно. Вместо этого начали делить только что оккупированную ими власть.

Да, необандеровцы провозгласили выборы 25 мая 2014 года, но это – не более чем фарс. О каких выборах можно говорить в условиях, когда законно избранный президент, каким бы слабым он ни оказался и где бы ни находился, не ушёл в отставку и не был подвергнут процедуре импичмента по закону? И о какой свободе выбора можно вести речь в условиях разгуливания вооружённых боевиков, в условиях силового захвата не только центральных, но и местных органов власти, в условиях фактически запрета Компартии Украины и Партии регионов во многих областях страны? Кто будет и кто вообще рискнёт осуществлять контроль на избирательных участках на Западе страны, где сильны пробандеровские настроения?

Либеральный миф № 2: Майдан практически не носит неофашистский характер, поклонники Степана Бандеры и Романа Шухевича в ничтожном меньшинстве

Увы, для сочинителей этой сказки, её развеивают сами же их «сказочные» персонажи: достаточно посмотреть, что пишут в блогах многие обитатели Майдана. От иных реплик прямо-таки несёт оголтелым антикоммунизмом и русофобией, особенно после того как коричневый путч достиг своей цели в Киеве и у некоторых его сторонников сложилось впечатление, что им теперь позволено всё. Но самое главное – они не видят ничего постыдного в том, что поддерживают откровенных палачей.

Дело в том, что на Украине (особенно на Западной) уже десятилетиями молодёжи вбивается мысль, что Степан Бандера, дескать, был и против Сталина, и против Гитлера. Единственный довод, который приводится практически всеми пробандеровски настроенными фальсификаторами истории в пользу этой версии, – это то, что глава ОУН-УПА был арестован немцами и сидел у них в лагере. Это правда, но в лагере для военнопленных был и генерал Власов, что, однако, не является основанием для изменения отношения к нему, как к предателю. О зверствах бандеровского толка коллаборационистов в годы Великой Отечественной войны можно говорить долго. Они совершали страшные злодеяния. Теперь уже известно, что в уничтожении белорусской деревни Хатынь вместе с её жителями самое активное участие принимали каратели из украинского полицейского батальона.

Всё это нисколько не смущает современных поклонников Степана Бандеры и Романа Шухевича. В захваченном здании Киевской горадминистрации они не только вывесили огромный портрет руководителя ОУН-УПА, но ещё и провели бандеровские чтения. Честно говоря, не знаю о литературных опытах Степана Бандеры, но даже если таковые имелись, вряд ли они достойны серьёзного научного исследования с художественной точки зрения. Тут именно что политический резон у проведения этой «научно-популярной» конференции – как-то оправдать бандеровщину, с позволения сказать, окультурить.

Либеральный миф № 3: захват власти сторонниками Майдана был осуществлён своими силами, без иностранного вмешательства

В эту легенду, думаю, не верят сами её сочинители. Иначе можно было бы подумать, что они не смотрят новости, в том числе европейские и американские, не заглядывают в Интернет. Теперь, когда опубликованы записи телефонных разговоров Виктории Нуланд (Нудельман. – Ред.) и Кэтрин Эштон, двух дам, которые курируют украинскую проблематику со стороны соответственно США и Евросоюза, думаю, всем понятно, что с самого первого дня всё делалось под диктовку западных кукловодов. И это очень прискорбно: ведь таким образом получается, что моральную и политическую, а скорее всего, ещё и финансовую и практическую помощь с их стороны получили фашиствующие группировки типа «Правого сектора». Руководство ряда стран НАТО как будто забыло, чем обернулось попустительство нацистам в конце 1930-х гг. Теперь помощь со стороны инструкторов якобы частной охранной компании США даже и не особо скрывается. Но весьма вероятно, что начали её оказывать задолго до начала Майдана.

Понятно, что немалое участие в финансировании коричневого путча наверняка приняли местные олигархи. Но всё равно их финансовые интересы тесно связаны с Западом, и именно этой связью, скорее всего, объясняется готовность самостийной крупной буржуазии обеспечить сторонников Майдана всем необходимым, а сейчас – их бойкое встраивание в новую неофашистскую квазивласть. Впрочем, это отнюдь не исключает и возможного прямого иностранного финансирования.

Удивительно только, что многие либерально мыслящие деятели в России, которые только что лили крокодиловы слёзы по поводу готовности России предоставить 15 миллиардов долларов законному правительству Украины, теперь ничего не говорят о том, что «невмешивающийся» ЕС готов выделить необандеровской хунте средства в размере 11 миллиардов. Откуда будут взяты эти средства в условиях надвигающего кризиса, догадаться несложно: скорее всего, из программ социальной и инфраструктурной поддержки таким странам, как Румыния, Болгария, Словакия, то есть не самым могучим в экономическом отношении членам Евросоюза. Если это именно так, то вряд ли избиратели в этих странах положительно оценят то, что еврочиновникам оказались ближе необандеровские штурмовики, а не малоимущие граждане Евросоюза.

Либеральный миф № 4: Майдан действовал исключительно мирными средствами, и если бы не силовое сопротивление Януковича и его окружения, добился бы своей цели, не прибегая к насилию

Да, вначале демонстранты вышли мирно, но нарушать общественный порядок они начали буквально сразу, просто наплевав на установленное время проведения акции и начав, вопреки решению суда, возводить палатки. Отказались «мирные демонстранты» покинуть Майдан даже ради возведения новогодней ёлки, а когда их стали вытеснять, оказали яростное сопротивление.

На следующий день, 1 декабря 2013 года, собственно, и началась вакханалия, которая и привела в итоге к коричневому путчу. Бандиты захватили здание киевской горадминистрации и попытались штурмом взять правительственный квартал, «мирно» используя против бойцов «Беркута» «мирный» экскаватор.

Отсутствие внятной и жёсткой реакции, а фактически попустительство штурмовикам, завершившееся амнистией, раззадорило банды, и они приступили к актам вандализма. Ну, а с 16 января 2014 года, после принятия, несмотря на физическое (!) сопротивление «мирных» депутатов от неонацистской партии «Свобода», якобы диктаторских законов, неонацисты перестали стесняться в средствах: в ход пошли «коктейли Молотова», булыжники и, в конце концов, огнестрельное оружие. Пресловутые снайперы, как теперь выясняется, и те вряд ли имели отношение к законному правительству Украины. Конечно, здесь требуется серьёзное расследование, но вряд ли Запад его допустит: уж слишком неприглядная может сложиться картина.

После «победы», достигнутой, как водится у неонацистов, в результате вероломства, отбрасывания даже капитулянтского, по сути, договора с Януковичем при невыполненных гарантиях Запада, «мирные» победители приступили к «мирным» репрессиям. Их апофеозом на данный момент являются 12-часовые пытки, которым подвергли лидера львовских коммунистов Ростислава Василько. Описание ужасов, к которым в течение всего этого времени прибегали в отношении него «мирные» бандеровцы, сродни рассказам о кровавых злодеяниях гестапо.

Либеральный миф № 5: Майдан отстаивал и отстаивает идеалы демократии и народовластия

Любому здравомыслящему человеку было понятно с самого начала, что главари путчистов (разумеется, не рядовые демонстранты, зомбированные пропагандой) на Майдане и их западные поводыри и олигархические спонсоры ни о какой демократии, ни о каком народовластии не помышляют. Теперь это очевидно всем. Дело дошло до попытки судебного запрета всенародного референдума в Крыму и даже возбуждения уголовного дела в отношении лидеров Верховного Совета этой автономной республики – а на каком основании? Каждый народ имеет право на самоопределение. Это право в отношении крымчан назвали на Западе угрозой международной безопасности. Не свержение фашистами законно избранной власти, не расправу над инакомыслящими и угрозы в их и их родственников адрес, а такую сугубо демократическую процедуру, как референдум.

Возмутился ли кто-то из международных и российских либеральных защитников прав человека столь грубым попранием демократических прав миллионов людей, живущих в Крымской автономии? Честно говоря, не слышал ни от одной подобной структуры даже попытки чего-то такое заявить. Зато сильно озабоченный десталинизацией спустя свыше 60 лет после смерти Сталина Совет по правам человека выразил своё несогласие с предложением президента России о вводе войск в Крым. Тут вообще какой-то нонсенс: советники Президента советуют ему не делать то, что он уже сделал и на что уже получил добро от Совета Федерации.

В общем, народовластие сторонники коричневого Майдана, судя по всему, воспринимают как утверждение министров на площади. Но только своими демонстрантами: для противников – булыжники, дубинки, «коктейли Молотова», уголовные дела. Всё в строгом соответствии с формулой испанского диктатора Франко: «друзьям – всё, остальным – закон». Причём, закон откровенно коричневый, вроде отмены прав для языков национальных меньшинств.

Читайте также:  Плевральный выпот народные средства

Что думали и что получили?

За скобками этих пяти легенд остался ещё один миф, который всё время Майдана грел его запутавшихся участников лучше, чем костры в бочках. Миф о том, что вся эта вакханалия якобы принесёт пользу Украине и её народу. Так за что боролись участники Майдана, и что они получили на деле?

  • Выступали за сильную Украину – на деле получили развал собственного государства.
  • Выступали за лучшую жизнь для народа – на деле имеют уполовинивание пенсий для работающих пенсионеров и рост цен на газ.
  • Выступали против олигархов – на деле в ряде регионов нацисты передали власть как раз олигархам, которые, вероятно, оплачивали и информационно поддерживали Майдан.
  • Выступали против разгула криминала – на деле получили разгул бандитизма и разбоя.
  • Выступали (по крайней мере, на словах) за мир – на деле получили от нацистов приказ на мобилизацию против братской России.

Отсюда вопрос: а может, пора наконец одуматься и признать, что с Майданом его участников в очередной раз «намайданили»?

источник

На первый взгляд, ответ на вопрос «Почему победил майдан» лежит на поверхности.
Вот только у сторонников и противников майдана ответ этот очень разный.

Сторонники майдана скажут, что надо было прогнать Януковича, вора, тирана и агента Кремля, который препятствовал евроинтеграции и цивилизованному развитию Украины и хотел утащить страну в ватный таможенный союз с Россией. Вот сознательный народ и вышел на майдан. А то, что потом страна полетела под откос — это виновата Россия, которая не смогла смириться с потерей Украины. Это я описываю позицию сторонников майдана, не вдаваясь в детали, в общих чертах.

Противники майдана имеют свой ответ — украинцы купились на обещания «манны европейской», печеньки мисс Нуланд и всяческую агитацию, которую украинское телевидение вылило в народ. Поверили сюжету про избитых студентов, поверили сказкам про золотой унитаз (который потом так и не нашли), напились чаю со стимуляторами. да и вообще, им только дай поскакать, это их национальная забава — на майдане скакать. Это, опять же, в общих чертах.

Но так ли просто и однозначно все было на самом деле?

Как и почему в действительности победил майдан?

В реальности все было куда сложнее.

Представление о майдане как о народной акции типа «вышли сознательные (или наоборот глупые) граждане, бабушки вынесли им пирожки, дедушки вынесли биосортиры» — крайне примитивное. И неважно, как называть участников майдана — сознательными патриотами Украины или глупыми халявщиками. Представление о майдане как о народной акции в любом случае ошибочно и примитивно. Хотя без народа дело тоже не обошлось.

Но давайте обо всем по порядку.

Чтобы разобраться в том, как и почему победил майдан, нужно понять, какие у этой «геволюции» были действующие силы (и противодействующие тоже) и какая у каждой из них была роль.

1. Олигархические кланы (Порошенко и другие).
2. Прозападные политики (Яценюк и ему подобные).
3. Западные (европейские) политики.
4. Госдеп США и ЦРУ.
5. Националисты (от идейных до ряженых).
6. Народ.

1. Янукович (домайданная власть).
2. Опять же народ (антимайдан).

По длине приведенных списков уже можно догадаться, почему победил майдан. Хотя количество пунктов в списке — не совсем показатель, потому что у Януковича как у президента в подчинении была милиция, спецслужбы, армия и все чиновники, что могло бы перевесить первые пять пунктов майданного списка. Могло бы, но не перевесило. Вот тут и надо разобраться, почему.

Специально обращаю внимание, что СБУ, милицию (Беркут) и армию в качестве действующих сил я не указываю, потому что они не выступали в качестве самостоятельных субъектов, а действовали по приказам. Армия становится самостоятельным субъектом, если выходит из подчинения руководству страны и генералы объявляют о том, что берут власть в свои руки (это собственно и называется хунтой), но на Украине ничего подобного не произошло.

Также хочу отметить, что я не включил ни в один из списков Россию. В период майдана Россия действовала очень пассивно и это очень показательно само по себе. Более того — Россия скорее содействовала победе майдана, чем противодействовала ему, потому что принимала участие в политическом процессе с участием европейских послов, итогом которого стал отвод Беркута, после чего майдан зафиксировал свою победу.

Роль России очень неоднозначна. Относить Россию к сторонникам Януковича я бы не стал. Хотя бы потому, что окажи Россия настоящую поддержку Януковичу, никакой майдан никогда бы не победил. Но и к сторонникам майдана отнести Россию тоже нельзя. Невозможно называть и нейтральной стороной.

Роль России в майдане можно коротко описать так: лавировали-лавировали, лавировали-лавировали, да не вылавировали. Или вылавировали, но куда-то не туда.

Впрочем, о России отдельный разговор.

Давайте вернемся к действующим силам майдана (они же все-таки победили) и подробнее рассмотрим роль каждой из них:

Главным спонсором майдана был Порошенко и связанные с ним бизнесмены. Поддерживал майдан и Коломойский (правосеки — его подшефные). Были и другие.

Смысл майдана для олигархов вполне понятен — передел власти, собственности и финансовых потоков в своих интересах. Януковичем многие были недовольны.

Теоретически на стороне Януковича тоже должны были играть олигархи, причем намного более состоятельные. Но состояние не всегда соответствует уровню влияния в стране. Майдан — яркий тому пример.

Дело в том, что основные телеканалы и ряд других медиаресурсов — собственность Коломойского и Порошенко. Они-то и сыграли ключевую роль, став рупором майдана.

Сыграла свою роль и пассивность тех бизнесменов, которые должны были находиться на стороне Януковича. В чем причина этой пассивности — недооценка последствий, разногласия с Януковичем, незнание, что делать — не буду вдаваться в эти подробности. Просто отмечаю как факт.

Так или иначе, олигархические кланы, недовольные политикой Януковича и заинтересованные в переделе власти и собственности в стране, сыграли в победе майдана важнейшую роль.

Именно они обеспечили майдану медиаресурс, который стал ключом к победе. Ну и деньги тоже. Не надо думать, что майдан финансировал один лишь госдеп. Госдеп финансировал отдельные политические ячейки (фонды, НКО), а каждодневное питание многотысячной толпы, чай, палатки, вывоз биотуалетов, сцена, гонорары артистам — это все оплачивали украинские бизнесмены.

Яценюк, Кличко и другие оппозиционные к Януковичу политики действовали в политической плоскости. Выходили к народу, выступали со сцены (и с трибуны Рады тоже), агитировали за евроассоциацию и иными способами поддерживали майдан.

Сказать, что они сделали майдан — не совсем верно.
Но без них майдан бы не получился.

Кто-то должен был обещать народу, что сделает Украину цивилизованной европейской страной. И это должен был обещать не бандит в балаклаве, а известный политик. Это было необходимо, чтобы народ поверил в перспективы изменений, поверил в результат.

Политики нужны были и для того, чтобы майдан получил поддержку на Западе, чтобы из Европы и США приехали другие политики, поддержать стремление украинского народа к свободе и демократии.

Политики из ЕС и США нужны были, чтобы поднять авторитет майдана в глазах украинцев. А политикам ЕС и США, чтобы приехать и поддержать майдан, нужны были украинские политики, иначе собственный истеблишмент не оценит, если сенаторы и послы ЕС будут поддерживать каких-то иностранных бандитов. А поддержать украинскую оппозицию, которую возглавляют видные политики, депутаты, партийные лидеры — совсем другое дело.

Как уже было сказано выше, западные политики на майдане нужны были для того, чтобы повысить авторитет майдана и придать ему высокий международный статус.

С участием западных политиков майдан начал выглядеть как часть большого международного (европейского) процесса.

Западный мир, западная цивилизация, Европа и США в лице мисс Нуланд, сенатора МакКейна и других выступавших на майдане протянули свободолюбивому украинскому народу руку — как можно было устоять перед соблазном протянуть свою руку в ответ?

Участие известных западных политиков создало для сторонников майдана иллюзию, что они участвуют в большом цивилизационном процессе, пишут историю, историю своей страны, историю Европы, открывают новую страницу.

Изменить мир и свою страну — очень большой соблазн, перед которым трудно устоять. И очень не хочется думать, что все это иллюзия и обман. Тут включается элементарная психология. Соблазн так велик, что человек отбрасывает всякие сомнения, не допускает даже мысли, что это может быть неправда.

По такому же принципу действуют многочисленные розыгрыши, игровые автоматы и прочие лохотроны. Человеку так хочется одним разом решить все свои проблемы и выиграть миллион, что он подписывается на все, что угодно, проигрывает все свои деньги, бежит занимать у знакомых и проигрывает снова. И потом еще какое-то время думает, что для победы ему не хватило совсем чуть-чуть.

Многие скажут, что этих организаторов майдана нужно было ставить на первое место. А вот и нет.

Не будь в/на Украине олигархических кланов, жаждущих передела власти и собственности, не будь в их руках телеканалов, не будь прозападных политиков — ничего госдеп США и ЦРУ не смогли бы сделать.

Доказательство тому — Россия. Сменить власть в России госдеп США и ЦРУ тоже не отказались бы. Однако крупный бизнес в России пока удовлетворен расстановкой сил и своим положением, а прозападные политики и так находятся у власти, выше им некуда лезть, не считая, конечно таких клоунов как Касьянов и Навальный, политический вес который крайне невелик. Поэтому в России и нет ничего подобного украинскому майдану.

Сменить власть в государстве извне, не вводя свои войска, практически нельзя. Власть всегда меняется изнутри. А для этого нужно внутри государства найти тех, кто желает сменить власть.

И госдеп США нашел внутри Украины достаточное количество желающих сменить власть — среди олигархов, среди политиков, среди националистов.

Конечно, все те, на кого опирался госдеп США, организуя майдан, были известны задолго до майдана. Все отношения с украинскими прозападными политиками у госдепа были выстроены уже давно. Многих вели еще с 90-х годов. А в ЦРУ работа с украинскими националистами была налажена еще после Второй мировой, тогда они использовались как агенты для борьбы с Советским Союзом.

Все связи у госдепа и ЦРУ были подготовлены задолго до майдана. Перед майданом их просто задействовали, написали сценарий и раздали роли.

Фактически, госдеп и ЦРУ — авторы сценария, технологи.

Без западных политических технологий и спецслужб майдан превратился бы в бездарный выход толпы, которая пошумела и разошлась бы с нулевым эффектом. И не помогли бы ни телеканалы, ни пирожки.

Именно технология цветных революций, предоставленная Вашингтоном, сделала майдан эффективым, заставила работать всех участников как единый механизм.

Как снимать майдан, как показывать, что снимать, что показывать, что наоборот не показывать — все это технология. Сцена, трогательные патриотки, возвышенные слова, артисты, западные политики — тоже технология.

И снайперы, расстрел толпы, раненая медсестра, страшные кадры расправы кровавого режима с народом, поднявшимся на борьбу за свое будущее — это тоже технология. Технология, которую предоставили ЦРУ и госдеп США.

Они стали боевой силой майдана.

Националисты на майдане были очень разные — от умеренных, которые совершенно искренне думали, что сражаются за будущее своей страны, до фашиствующих радикалов — именно они как правило становились участниками ярких картинок с повязками, зигами, факелами и портретами Бандеры.

Были и ряженые — бандиты, отморозки, уголовники, обыкновенные наемники, которые пошли на майдан за деньги.

Без этой боевой силы майдан получился бы беззубым собранием ботаников, которые могли скакать сколь угодно долго, пока это не надоело бы до тошноты.

Однако надо понимать, что националисты и тем более уголовники — вовсе не украинский эксклюзив.
Этот контингент в том или ином количестве есть практически везде.

В России тоже можно без особенного труда найти несколько тысяч парней от идейных «спасителей России» до обычных отморозков, которым все равно — отжимать в переулках мобилы или бросать бутылки с бензином, лишь бы платили.

Ошибочно думать, что националисты были какой-то ключевой силой майдана и только благодаря их наличию на Украине все и случилось.

Организаторам майдана нужна была боевая сила численностью несколько тысяч человек — эту силу нашли. Не нашлось бы готовых к использованию националистов — их бы сочинили. Собственно их и так сочинили, только сто лет назад.

Если не верите — посмотрите на Сирию. Там не было Степана Бандеры и его последователей. Там для арабской весны нашлись другие участники, другие отморозки, другие боевики. В Ливии — свои, в Тунисе — свои, в Египте — свои.

В абсолютном большинстве стран есть агресивные молодые люди, собирающиеся под теми или иными флагами, сбивающиеся в те или иные группировки, с идеями и без таковых.

Это не эксклюзив украинского майдана. И вообще не эксклюзив.

Казалось бы, народ никакого отношения к майдану не имеет. Как уже было сказано в самом начале, майдан — не народная акция.

Майдан организовали олигархи и прозападные политики по сценарию, написанному госдепом США, а боевой силой стали националисты. При чем тут народ?

Да, народ действительно не сам вышел на майдан. Его вывели.
Но вывели не случайно.

Если бы майдан можно было осуществить без участия народа, то никто не стал бы собирать на площади большую толпу и показывать ее по телевизору.

Участие широких народных масс было необходимо для того, чтобы придать майдану легитимность, чтобы создать образ народной революции.

Участие народа было необходимо именно для того, чтобы потом сторонники майдана утверждали, что это была народная акция, что это народ решил прогнать Януковича, что это народ сделал выбор в пользу Европы.

И еще это было нужно, чтобы сторонников майдана было много.

Участие народа было необходимо, чтобы после майдана на президентских выборах победил «майданный президент», а на выборах в Верховную Раду «майданные партии». И чтобы народ потом как можно дольше верил в правильность того курса, который взяла «майданная власть».

На самом деле, майдан был антинародным.

Именно поэтому на майдан и собирали народ, именно поэтому и транслировали майдан по всем телеканалам, чтобы придать антинародной акции народный образ. Чтобы сделать антинародное народным.

Если бы это было не так, если бы народ Украины на самом деле был за евроассоциацию, за Порошенко, за Яценюка и за других политиков, которые пришли к власти после майдана, они бы победили на очередных выборах безо всякого майдана.

Майдан нужен был именно потому, что по-другому, без многотысячной толпы, скакавшей два месяца подряд, без сцены, без артистов, без чая со стимуляторами, без коктейлей молотова и в конечном итоге без снайперов и «небесной сотни», они не могли победить.

Так почему же майдан победил?

Потому, что у майдана были грамотные организаторы, действующие по хорошо отработанной технологии (госдеп США и ЦРУ), у майдана был медиаресурс (телеканалы и Интернет), у майдана был капитал, майдан поддержали политики (и украинские и западные), у майдана была боевая сила.

Против майдана не было ни грамотных организаторов, ни технологий, ни мощного медиаресурса, да и ярких политиков на стороне Януковича тоже не было.

Правда у Януковича были силовые структуры — милиция (Беркут), СБУ и армия, в конце-концов.

На практике Беркут был практически единственной структурой, которая противостояла майдану. Но Беркут противостоял только боевой силе майдана, а в медиапространстве и общественном мнении Беркут противостоять майдану не мог. СБУ практически ничего не сделала для ликвидации майдана. Армию Янукович не применил.

Майдан победил в первую очередь в медиапространстве, в телевизоре, а следовательно — в сознании телезрителей.

Читайте также:  Народные средства для лечения папилломы матки

Современные войны — войны информационные.
Современные революции — тоже.

После победы майдана в медиапространстве победа на площади была практически предопределена.

Янукович оказался не готов к этому. Он был руководителем старой формации, который не смог ответить на вызов времени и проиграл в современной войне.

Правда это не отвечает на все вопросы, связанные с победой майдана.

1. Почему Януковича не поддержала Россия?
2. Почему Янукович не применил войска?

И для понимания причин победы майдана и его последствий на эти вопросы тоже необходимо найти ответ.

источник

Взгляд на историю противостояния в Киеве

Об авторе: Виталий Юрьевич Захарченко – бывший министр внутренних дел Украины, член экспертного совета Государственной думы РФ по собственности.

События в столице Украины запечатлела хроника. Каждый может составить мнение о том, что же происходило на самом деле. Фото Reuters

Этот вопрос мне задавали не раз и не два. Пожалуй, ни одно мое интервью в СМИ или просто доверительная беседа с кем-либо не обходится без вопроса: почему же все-таки не дали команду разогнать майдан? Я много раз на него отвечал, приводил факты, различные доводы и аргументы. Но все равно объяснение выглядело неполным и оставляло некий простор для вольных интерпретаций и умозрительных допущений.

Сегодня, по прошествии достаточного времени, я хотел бы дать исчерпывающий (насколько это вообще возможно) ответ, который, впрочем, отражает исключительно мое видение тех событий как руководителя МВД Украины.

Первое, о чем стоит сказать. Вооруженный переворот на Украине готовился давно, системно и должен был случиться к выборам президента в 2015 году. Однако зарубежные кураторы решили воспользоваться удобным поводом – неподписанием, а вернее, переносом сроков подписания договора об ассоциации Украины с ЕС – и форсировали события.

Подготовка к перевороту проходила по нескольким направлениям. Это и боевики для силового захвата власти, и информационная поддержка переворота в виде публикаций и общей направленности различных СМИ, и разнообразные общественные организации. Была ли у нас эта информация? Безусловно. Министерство обладало обширными данными о планах финансово-промышленных групп, о действиях многочисленных западных неправительственных фондов, о работе всяческих лагерей подготовки боевиков под благовидными формами (сборы «пластунов», патриотические и спортивные лагеря и пр.). Но здесь стоит напомнить, что данные вопросы национальной безопасности находились не в нашей компетенции, а в ведении СБУ (Службы безопасности Украины) и СНБО (Совета национальной безопасности и обороны). Вся имеющаяся у МВД информация регулярно передавалась именно туда. Более того, я неоднократно лично докладывал на заседаниях СНБО о тех мерах, которые необходимо было бы принять, чтобы не допустить трагического сценария.

Как показали дальнейшие события, я не только был прав в своих опасениях, но и в некоторой степени даже недооценил циничности и кровожадности кукловодов из ЕС и США.

Уже с первых дней противостояния стало ясно, что основной технологией майдана будет обязательность «сакральной жертвы». Причем это должна была быть известная медийная фигура, дабы получить яркую телевизионную картинку и иметь подходящий повод для масштабной информационной атаки на власть.

Для запуска массового протеста нужна была провокация под камеры с разгоном «мирного протеста». И она случилась в ночь на 30 ноября 2013 года. Я уже неоднократно говорил, что данная провокация была организована руководителем администрации президента Сергеем Левочкиным. Вкратце напомню сам механизм. За день до событий студенты, протестующие на майдане, заявляют о прекращении своей акции. Разбирается сцена, продлевается работа метрополитена, чтобы все студенты могли уехать. В это же время мне неоднократно звонит глава Киевской администрации Попов с просьбой установить новогоднюю елку, но получает отказ. Кроме того, вечером я отдаю прямые указания начальнику Киевской городской милиции ничего не предпринимать до тех пор, пока протестующие сами не разойдутся.

И тут ночью киевская мэрия направляет коммунальщиков для установки конструкций этой новогодней елки, а руководитель киевской милиции вдруг самостоятельно решает «зачистить» площадь от протестующих (студентов там, естественно, уже не было и в помине, зато появились представители организации, позже получившей название «Правый сектор»). Тут же на месте событий «чудесным» образом оказываются телевизионные группы всех ведущих каналов, аппаратура освещения, масса общественных активистов и представители оппозиции. В такое количество «случайных» совпадений, согласитесь, сложно поверить. Таким образом, организаторы получают так необходимую им медийную картинку для возбуждения протеста.

Далее, 1 декабря, последовала попытка спровоцировать милицию на открытое силовое противостояние у здания администрации президента. Радикалы применили «сербский» опыт резкой лобовой атаки с использованием строительной техники. Расчет был на то, что правоохранители дрогнут и начнут ответные силовые действия. Однако и здесь получить ожидаемый эффект у организаторов не получилось. Милиция на провокацию не поддалась, а общество еще не было достаточно «разогрето» протестами и не поддержало столь откровенные агрессивные действия радикалов. Протест перешел в организацию стояния на майдане. Радикалы тоже изменили тактику и перешли к планомерному наращиванию своих сил и формированию новых ударных групп.

Технология захвата власти

А дальше майданные события стали развиваться по классическим схемам захвата власти через уличные протесты. Одновременно на президента Украины оказывается колоссальное давление по всем дипломатическим каналам, информационная монополия «западных доброжелателей» и оппозиции становится тотальной. Ни одно действие правоохранительных органов не оставалось без пристального и пристрастного внимания послов ЕС и США. В этих условиях политическое руководство и Генеральная прокуратура требовали от МВД не просто строжайшего соблюдения законов Украины, но и зачастую откровенно перестраховывались, чтобы не дать повода для новой волны критики в свой адрес «западными партнерами».

Нужно пояснить один очень важный момент, а именно: почему наши бойцы патрульно-постовой службы, внутренних войск и спецподразделения «Беркут» были на первой линии противостояния без огнестрельного оружия? По нормам закона Украины (как, впрочем, и других европейских стран) правоохранители не имеют права выходить на охрану общественного порядка с огнестрельным оружием. И хотя в украинском законе о милиции есть положение, что при наличии явной угрозы жизни работника правопорядка он имеет право применить оружие, но при массовом скоплении людей это положение неприменимо, ибо невозможно отделить мирных демонстрантов от радикалов, совершающих правонарушение. Вероятность того, что в толпе пострадают дети, старики и просто люди, вышедшие на площадь, очень высока. Зная это, радикалы постоянно применяли тактику прикрытия обычными протестующими. Что характерно, активно в подобном прикрытии участвовали священники греко-католической и «филаретовской» церквей.

В результате подобной технологии протестующие добивались такого положения, когда милиция часто не имела возможности активно оттеснять радикалов – в противном случае пострадали бы, скажем так, простые граждане, а организаторы получали бы желаемую картинку «расправы кровавого режима» над мирными демонстрантами.

Действенным «противоядием» от таких технологий мог бы служить закон о порядке проведения мирных демонстраций. Еще в мае 2013 года, после известных событий, таких как «Врадиевская хода», и демонстраций в столице, я в очередной раз призвал депутатов Верховной рады принять этот закон. Подобный закон действует практически во всех странах Европы и четко определяет права и обязанности как организаторов митингов, так и правоохранительных органов. Во многом именно поэтому с радикалами там не миндальничают. Однако закон, который позволил бы не допустить переворота в стране, так и не был принят.

Активные действия всегда чреваты применением силы. Фото Reuters

Для понимания ситуации нужно также отметить и особую роль депутатов Верховной рады от оппозиции, которые не только постоянно подогревали градус противостояния в СМИ, но и, пользуясь своей депутатской неприкосновенностью, откровенно прикрывали радикалов. С их помощью на майдан завозились и оружие, и наркотические вещества; они, прикрываясь депутатской неприкосновенностью, сковывали любые законные действия правоохранителей. Казалось бы, противовесом должна была быть провластная коалиция в парламенте, но ни один депутат-регионал или коммунист не только не попытался призвать к закону своих коллег, инициировав, к примеру, снятие неприкосновенности с депутатов, нарушающих закон, но и не оказал какого-либо содействия правоохранителям на майдане. А нужно было всего лишь встать рядом с депутатом-оппозиционером и не допускать злоупотребления статусом. Так нет, депутаты – те же регионалы – или тихо сидели в Раде, или вообще разъехались из пылающего Киева по курортам. К слову сказать, после переворота парламентское большинство очень оперативно «перебежало» на сторону путчистов и своим голосованием фактически легитимизировало захват государственной власти.

Итак, диспозиция правоохранителей и протестующих была такова, что действовать эффективно против радикалов мы могли только в случае принятия политического решения. Я постоянно докладывал руководству страны, что такая патовая ситуация не может длиться вечно. То, что мы продержались так долго, уже говорит о том, что МВД было фактически единственным ведомством в государстве, способным действовать в такой критической обстановке.

К сожалению, мы тратили очень много сил и ресурсов. Стоит напомнить, что кроме охраны правительственного квартала и противостояния с радикалами непосредственно на майдане мы охраняли все подъездные пути в Киев, где на блокпостах несли службу сотрудники милиции. Опять же текущие задачи по поддержанию правопорядка в Киеве с нас никто не снимал. Наши сотрудники, безусловно, устали от многомесячного стояния. По большому счету заменить их было некем. Уже к началу февраля мы начали ощущать существенную нехватку даже тех средств, которые позволяли нам сдерживать радикалов. Заканчивались запасы светошумовых гранат, эластичных пуль, слезоточивого газа.

Требуя постоянной готовности к активным действиям, команды начать их мы так и не получили. Это, естественно, не прибавляло оптимизма нашим бойцам. Кроме того, за весь период противостояния было задержано, а потом по решению Верховной рады отпущено по трем так называемым амнистиям более 1000 радикалов. Безусловно, это придавало им уверенности в безнаказанности и выводило противостояние не более высокий уровень. Хотя даже тогда я видел пути разрешения кризисной ситуации. Так, во время обсуждения условий третьей амнистии я предупреждал оппозиционеров, что на майдан поступает оружие. «Вы же уже сейчас не контролируете радикалов, а завтра, когда они окончательно вооружатся и окрепнут, и подавно не сможете. Поэтому я даю вам шанс остаться в правовом поле политического протеста и отмежеваться от радикалов. Вам нужно увести мирных протестующих с майдана на другую площадь. Тогда мои люди смогут зачистить оставшихся вооруженных радикалов», – говорил тогда я. Однако мои предложения остались без ответа, оппозиционеры сделать этого не захотели.

Когда же в Западной Украине начали захватывать военные склады, стало абсолютно понятно, что радикалы пойдут на вооруженный переворот. Я видел, что западные кукловоды не собираются мирно решать конфликт, им нужно было свержение власти, и поэтому нас целенаправленно заводят в ту ситуацию, когда иного выхода, кроме силового решения, не будет.

Несмотря на критическую ситуацию, политическое руководство продолжало рассчитывать исключительно на политические методы урегулирования. Я, в свою очередь, не питал иллюзий, и меня при любых договоренностях интересовал только один вопрос – кто будет разоружать радикалов, как это предусмотрено в предполагаемом политическом решении?

Вплоть до последних дней я говорил, что если будет команда – правоохранители смогут силовыми методами разогнать майдан. Но тогда надо четко понимать, что неминуемо будут жертвы. Сколько? Сказать невозможно; очевидно, что при таком скоплении людей – очень много. Вероятно, именно эта опасность сковывала волю политического руководства, и приказ мы так и не получили. А когда наших сотрудников (замечу, безоружных) начали расстреливать 18 и 19 февраля 2014 года, еще до гибели демонстрантов от пуль неизвестных снайперов, стало понятно, что ситуация окончательно выходит на кровавый сценарий.

18 февраля я попросил укрепить нас армейскими подразделениями, на которые можно возложить хотя бы охрану правительственных зданий, высвободив, таким образом, сотрудников милиции для более активных действий. Руководством мои просьбы были устно поддержаны, но вот только никто из военных эту команду так и не выполнил.

После расстрелов на улице Институтской (20 февраля) я в ночь на 21 февраля дал команду зайти в административные здания правительственного квартала и выдать бойцам огнестрельное оружие. О чем и заявил публично в своем телевизионном обращении. Находясь в административных зданиях, по закону наши сотрудники при попытке штурма имели полное право стрелять, кто бы нас ни атаковал.

Затем последовало подписание известных договоренностей президента и оппозиции под гарантии министров иностранных дел европейских стран, где предусматривался как отход правоохранителей, так и разоружение радикалов. Как я и предполагал, механизм разоружения радикалов не был прописан, и, естественно, он не был осуществлен. А уже через несколько часов после подписания со сцены майдана нынешний руководитель пропрезидентской фракции в Верховной раде Юрий Луценко и прочие оппозиционеры открыто призвали идти на штурм правительственных зданий. Стало очевидно, что им нужна еще большая кровь и никакие политические решения не работают. Циничность призывов оппозиции была еще и в том, что они осознавали: для них обратной дороги нет, и если они не захватят власть сейчас (пусть даже и ценой жизни сотен протестующих), им рано или поздно придется отвечать за кровь, которую они уже пролили на майдане.

Понимая, что ситуация резко обостряется, я высказал предложение руководству страны отходить вместе с внутренними войсками и «Беркутом» от Киева в восточные области Украины, в частности в Донецк. С моими предложениями согласился президент и дал соответствующую команду. Но, как часто и случается при переворотах, произошло откровенное предательство. В то время, когда я пробивался в Донецк и со мной временно была нарушена связь, внутренние войска по приказу заместителя командующего были возвращены в Киев, а «Беркуту» не дали выйти из города по команде одного из моих заместителей.

На расхожий вопрос, почему все это время я, видя нерешительность президента и бездействие парламента, не отдал нужный приказ правоохранителям самостоятельно, могу ответить просто. Чисто гипотетически это, наверное, было возможно. Более того, такие советы звучали неоднократно. Да, картинка представлялась красивая, я бы даже сказал, киношная, Голливуд любит такие сюжеты. Но жизнь – это не кино. И нужно понимать, что произошло бы в реальности.

Во-первых, следующим моим логическим шагом неизбежно должен был бы стать арест президента и парламента. Ибо такие действия в любом случае называются военным переворотом.

Во-вторых, такие шаги имели бы шанс на успех только при поддержке военных, а ее не только не было, ее и быть не могло. В Украине нет и никогда не было военной элиты, способной взять на себя политическую ответственность за судьбу государства. И это красноречиво подтвердили все последующие события: и Крым, и война в Донбассе. Я прекрасно осознавал положение вещей и иллюзий по этому поводу не строил.

И главный, основной аргумент предлагающих такое решение всегда один. Погибли бы сотни, но удалось бы сохранить страну и уберечь тысячи жизней. Для начала, это в корне неверно. Уберечь страну от гражданской войны таким способом невозможно, она началась бы тогда не в Донбассе, а в центре и на западе. И главное: а вы, кто склоняется к этой гипотетической возможности, всерьез уверены, что западные страны допустили бы такое развитие событий? Запад тут же заклеймил бы нас как военных преступников и события в военном плане начали бы развиваться по сирийскому сценарию. И что в такой ситуации должна была делать Россия? Убежден, что при таком развитии событий угроза большой европейской войны была бы куда реальнее, чем сейчас.

И последнее. Я до сих пор очень сильно переживаю, вспоминая те времена. Без сомнения, я чувствую и свою ответственность за случившуюся трагедию. Но я точно знаю, что свой долг офицера я выполнил до конца и с честью. Главное, я не преступил закон, до последней возможности защищал государство от разрушения. Я горд, что мои милиционеры, бойцы «Беркута», простые солдаты внутренних войск, оказались куда честнее и мужественнее, чем многие политики. Они защищали не власть конкретного президента Януковича – они отстаивали само государство Украина. И я уверен, что их подвиг еще будет оценен по достоинству.

источник